mainhoon
Fried Rice and Eyelashes///"I've always believed people fall in love with a whole person, not just a body. Why would you shy away from loving someone just because they're like you?"(c)
Сегодня на уроке истории читала распечатанный на листах кусок фанфика, Андерс/мХоук
Это что-то невероятное... вы не представляете, что это за прекрасный фанфик! Это... у меня нет слов чтобы выразить все свои эмоции!
И это даже не целый фанф, а лишь кусок, сцена прелюдии и секса. За все 2 урока истории (90 минут +перемена) я читала лишь их прелюдию! Я даже до сцены секса не дошла!
Наверно я читала медленно, смакуя каждый кусочек, представляя всю сцену в голове, и это было настолько восхитительно!
Может я преувеличиваю, не знаю, или просто давно не читала фанфиков. Или не читала хороших фанфиков. Но этот фанфик прекрасен, аж до мурашек)
Не знаю, понравится ли это вам так, как мне, но я очень советую прочесть хотя бы эту самую часть)

Фэндом: Dragon Age 2
Персонажи: Андерс/Хоук
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Романтика
Взято здесь ficbook.net/readfic/136543

- Что ты делаешь? – выдавил Хоук. Его кровь, похоже, заменили пламенем, насколько можно было судить по жару, струящемуся по его телу.

Андерс медлил с ответом, задумчиво рассматривая его нахмурившееся лицо, словно бы что-то не давало ему покоя.

- Я не могу тебя разгадать, Большой Злой Гаррет Хоук, - тихо произнёс маг. – Этот образ серьёзного мачо, который ты носишь, сводит меня с ума. Всё, что я хочу сделать – это прижать тебя под собой, слышать, как ты кричишь, когда я трахаю тебя, и знать, что я сломал большого злого воина… а затем ты краснеешь, лопочешь и ловишь ртом воздух так очаровательно и чёрт я хочу вместо всего этого крепко обнять тебя. Что ты делаешь со мной?

Гаррет вцепился себе в колени, чтобы удержаться от желания схватить блондина, но слишком поздно понял, что ладони мага всё ещё лежали на его – когда Андерс взглянул вниз, Хоук осознал, что выдал себя и тот почувствовал напряжение.

Брюнет резко вдохнул, когда обнаружил, что целитель каким-то образом оказался намного ближе, чем был секунду назад. Ладони мага покоились на его собственных, их колени задевали друг друга, и его запах был везде.

- Теперь скажи, что ты пришёл сюда не ради Бетани, - произнёс Андерс, медленно ведя ладонями вверх по его бёдрам.

Гаррет проглотил стон.

- Андерс, я не… не интересуюсь мужчинами. В смысле, если бы собирался, то ты бы наверняка-

- Скажи мне, - медленно повторил маг, руками скользя по мускулам ровно с такой силой, чтобы прикосновение было щекочущим, - что ты пришёл сюда не ради Бетани.

Брюнет тревожно сглотнул:

- Я действительно пришёл сюда только ради-

- Врун, - немедленно отозвался целитель, тихо фыркнув. Его ладони уже были выше, и Гаррет задушено глотнул воздух, когда руки мага оказались достаточно высоко, чтобы заставить брюнета цепляться за изношенную кушетку под собой в поисках чего-нибудь, что не было бы Андерсом, и за что можно было бы ухватиться.

- Я не вру, - слабо запротестовал он, смотря то на Андерса, то на свои ноги, где ладони мага забирались всё выше. – Прекрати это!

- Если хочешь это прекратить, останови меня, - вкрадчиво отозвался целитель, массаж одновременно расслабляющий, возбуждающий и нервирующий. Гаррет смял в кулаке простыни, когда большие пальцы мага прошли по внутренней стороне его бёдер, медленно вернулись обратно, а потом опять повторили это движение. – Если ты пришёл сюда только ради Бетани, тогда встань и уйди отсюда. Заставь меня прекратить прикасаться к тебе. Отбивайся от страшного мага, из-за которого у тебя каменный стояк.

Уйти, да, ему надо сделать это- погодите, но ему ведь надо соблазнить Андерса, разве нет? Нет! Это был старый план, это было ради Бетани-

Хоук не сдержал стона, когда магу надоело его дразнить, и он начал в наглую гладить его сквозь ткань штанов, словно бы это была самая естественная вещь на свете. Все разумные мысли испарились в тот же миг. Второй рукой воин обхватил целителя за шею и притянул к себе, пока их лбы не упёрлись друг в друга, а дыхание не перемешалось. Гаррет мог слышать себя, тяжело дышащего и стонущего, и это всё звучало слишком громко в пустой клинике. А ещё это было так хорошо, так чертовски хорошо, но он слышал, как глотает воздух, и эхо, ему вторящее, и это казалось неправильным, не так-

Он оттолкнул ладонь Андерса, но не нашёл в себе силы отстраниться полностью. Он всё ещё был на расстоянии поцелуя.

- Андерс, нет, я не могу.

Маг зарычал, но не стал давить:

- Ты напуган, Гаррет?

Ох, чёрт, да.

- Нет, всё в порядке, я просто не-

- Ты действительно никогда не был с мужчиной? Даже забавляясь?

Хоук бросил на блондина испепеляющий взгляд:

- Ничего себе, неожиданно Андерс, нет. О чём, во имя тени, ты думаешь?

Ладонь мага неожиданно ласково опустилась на щеку Хоука, перед тем как он подался вперёд и коснулся его губ своими. Это был мягкий поцелуй, что-то, что заставило Гаррета почувствовать себя опасно уязвимым, когда целитель медленно выпивал из него воздух. Брюнет даже не понял, что вцепился в рубашку Андерса, не давая ему отстраниться, пока они не оторвались друг от друга, чтобы глотнуть воздуха. Оба тяжело дышали, возбуждённые, и выражение глаз целителя заставило Гаррета хотеть просто растечься по кровати-

- Тут нечего бояться, - прошептал маг, разглаживая пальцами складку между его бровей. – Позволь мне показать тебе, каково это – быть с мужчиной.

Хоук почувствовал головокружение:

- Нет… в смысле, я не думаю… ох, чёрт, Андерс…

- Тебе не надо думать, - прошептал блондин ему в губы. – Просто позволь мне самому всё контролировать.

Гаррет особо не задумывался, что маг делал, когда ласкал его. До того, как он смог запротестовать, Андерс уже стягивал его расшнурованные штаны – и когда только успел, что он не заметил? – и в следующий момент его член высвободился, горячий и твёрдый, уже с этой капелькой жидкости на головке.

Целитель посмотрел на него сквозь свои чувственные ресницы, глаза развратно потемнели, когда он склонился и взял его в рот.

Когда его член оказался поглощён влажным жаром, Хоук задушено простонал, сражаясь с яростным желанием толкнуться вперёд, когда маг глубоко его заглотил. В какой-то момент головокружительная эйфория поглотила брюнета, и его руки уже были в волосах Андерса, этот сводящий с ума водопад струился между его пальцев и он был-

- Ох, чёрт, Андерс, нет, стой.

Хоук громко вскрикнул, когда ответом целителя было лишь всосать сильнее, глотать, пока он не увидел звёзды, и его руки уже не отталкивали мага, а притягивали его ближе. Когда целитель промычал, Гаррет подавился криком и сильнее вцепился в его волосы, оно копилось, давление и наслаждение, и Андерс выделывал нечто изумительное своим языком, и это было слишком и-

Брюнет хрипло вскрикнул, пытаясь не извиваться, когда он кончил магу в рот. Хоуку показалось, что он услышал его смешок, и почувствовал, как он сглотнул, позволяя ему выскользнуть наружу, на лице блуждала улыбка, когда он вытер рот ладонью. Тяжело дыша и чувствуя себя необычайно уязвимым, Гаррет быстро отвёл взгляд, чтобы не пришлось смотреть Андерсу в глаза. Чёрт, это всё стало чересчур сложным за слишком короткое время.

Целитель мягко развернул его обратно к себе, придерживая за подбородок.

- Ты напуган, - сказал он, касаясь губ воина кончиками пальцев. – Почему ты соврал мне?

- Что ты хочешь от меня услышать, Андерс? – огрызнулся брюнет, ужасаясь тому, как дрожал его голос. – Я никогда даже не смотрел на мужчин до тебя, а сейчас ты у меня в голове, и ты только что отсосал мне, как будто это было для меня совершенно нормально и я-

Андерс заставил его замолчать, приложив палец к губам, чтобы остановить поток слов. Потом зарылся ладонями ему в волосы и притянул к себе, пока они не соприкоснулись лбами.

- Доверься мне, Гаррет, - успокаивающе произнёс целитель, медленно вычерчивая большими пальцами круги у основания шеи брюнета. – Позволь мне показать тебе наслаждение. Позволь мне заставить тебя кричать, всхлипывать и метаться из стороны в сторону, когда ты будешь кончать.

Сердце Хоука забилось в горле от этого предположения:

- Андерс…

Целитель, ласково покусывая его губы, уложил Гаррета на кушетку, устраиваясь на коленях над его бёдрами, руками лаская его лицо.

- Расслабься, - прошептал маг, поцелуи потеряли свою настойчивость, становясь совершено дурманящими, неспешными и головокружительными. Вопреки всему, Хоук обнаружил, что начал медленно расслабляться, вес Андерса на нём оказался интригующим и более чем немного возбуждающим.

Гаррет должен отдать отступнику должное – целоваться тот умел чертовски хорошо. Поцелуи для Хоука никогда не были чем-то главным, и конечно не возбуждающими сами по себе. Они были способом закончить, в большинстве случаев, процесс заполучения женщины в свою постель. Это же было… это действительно было самое эротичное свидание, которое у него когда-либо происходило, даже не считая неожиданного минета.

Андерс медленно провёл ладонями по его груди и вниз по животу. Гаррет напрягся, когда почувствовал, как маг подобрался к низу его рубашки, но тот успокоил его, мягко целуя в уголок губ, в то время, как его пальцы забрались под ткань. Они оба одобрительно простонали, когда Андерс прижал ладони к его животу, а кожа коснулась кожи. Руки мага скользнули выше, задержавшись у сосков, которые затвердели, когда он легонько задел их ногтями, мягко перекатывая маленькие бусинки между пальцев до тех пор, пока Гаррет не начал извиваться.

- Тебе это нравится? – поинтересовался целитель, но Хоук не смог собраться с мыслями, чтобы ответить, зато простонал, когда Андерс продолжил свои мучительные манипуляции. Когда он потянул рубашку вверх, брюнет обнаружил, что помогает магу снять с себя ненужную одежду. Ох, Создатель, что ты творишь, Гаррет…

Целитель наклонился и медленно поцеловал его, так же томно, как и раньше.

- Всё по-другому, когда ты с мужчиной, - мягко сказал маг, ведя носом от челюсти брюнета по его горлу вниз. Когда он укусил его за ключицу, Гаррет простонал и слегка выгнулся, чувствуя себя немного более уютно в собственной коже. – Потому что я в точности знаю, что приятно, ведь тоже это чувствовал. Я знаю, где лучше всего кусать, где лучше щипать, где сосать, - дабы проиллюстрировать свои слова, блондин подобрался к месту, где сходилась челюсть и шея, прямо под ухом, и сильно всосал кожу, после чего языком успокоил жжение.

Жгущая нужда, медленно текущая по венам, - это опьяняло. Андерс вёл его мастерски – если бы он поторопился, потерявшись в страсти и пламени происходящего, то Хоук скорее всего запаниковал бы и начал отбиваться. Но это томное соблазнение было таким мягким и неспешным, и всякий раз, когда брюнет чувствовал, что скоро может сорваться, Андерс знал это, - и он был там, мягко целующий, пока ладони ласкали выше, не стараясь свести его с ума. Не прошло много времени перед тем, как Гаррет сам начал отвечать на поцелуи, обнаружил свои руки в волосах мага, и они оба ловили воздух один другого, и воин чувствовал, как его голова кружится от переизбытка ощущений.

Незначительная мысль привлекла его внимание.

- Что насчёт Справедливости? – спросил он, задушено простонав, когда Андерс склонился поиграть языком с его соском, легонько посасывая бугорок.

Целитель хмыкнул и выпрямился, всё ещё сидя на его талии. Когда он потянул свою рубашку вверх и снял её через голову, отшвыривая в темноту за кругом света, Гаррет почувствовал, как в крови жжётся яростная жажда. Маг был похож на языческого бога, весь из себя сверкающие глаза, золотые волосы, подсвеченные свечами, и более мускулистое тело, чем воин мог предположить. Хоук сглотнул, когда его взгляд скользил по хорошо сложенному торсу вниз, следуя за лёгкой тенью золотистых волосков, уходящих под пояс штанов.

- А что Справедливость? – поинтересовался Андерс, отвечая вопросом на вопрос, и выводя ладонями дразнящие круги на животе брюнета.

- Ты говорил… - было сложно думать, когда его ладони вытворяли такие вещи. – Ты говорил, что он изменил тебя. Говорил, что не можешь делать такое, что это больше не безопасно.

- Ах, моя ложь так быстро раскрылась, - мелодраматично отозвался целитель, перемещая свой вес до тех пор, пока Гаррет не застонал. – Справедливость – удобная отговорка. Я прячусь за ним, если надо защититься, ведь я не могу позволить себе отвлекаться и подвергаться опасности.

Он почувствовал себя пренебрежённым:

- То есть со мной ты не делаешь ни того, ни другого?

Андерс снова рассмеялся:

- С тобой – как раз наоборот, дорогой Гаррет, поэтому моя навязчивая потребность обладать тобой несколько нервирует. Я доверяю тебе, в надежде, что ты не раскроешь мой секрет, и не имею права потакать своим желаниям, когда так многое на кону.

Хоук не сдержал стона, вцепившись в одеяло и стараясь не паниковать, когда Андерс медленно повёл бёдрами вперёд. Хотя это действительно было чертовски приятно, даже несмотря на слои одежды между ними.

- Ну так зачем ты потакаешь? Я могу просто уйти, знаешь, если так легче.

Едва он закончил говорить, а целитель уже яростно целовал его, вжимая в кушетку и заставив Хоука на какое-то время прекратить дышать. Контакт кожи к коже будто электризовал, выжигая оставшийся самоконтроль, когда он отчаянно вскрикнул в рот магу. Гаррет не мог припомнить, чтобы ощущение голой кожи было когда-либо таким ошеломляющим, - ему казалось, что он горит. И если бы на его теле начали появляться искры, он бы едва ли удивился.

Андерс укусил его губу и немного отстранился.

- Ты не понимаешь, Гаррет, - прорычал он и запечатлел ещё один болезненный поцелуй, - для тебя секс это три вещи – контроль, власть и разрядка. Ты не заинтересован в путешествии, в которое ты отправляешься, чтобы получить удовольствие, – целитель уселся обратно и принялся снимать с него ботинки со скоростью, говорившей о скрываемой им жажде. Когда обувь улетела к стене, он развернулся с тёмными, дикими глазами. – Ты привык контролировать всё и везде, включая секс. Поэтому ты не даёшь себе расслабиться, экспериментировать или рисковать. Ты не взаимодействуешь с партнёром, не объединяешься.

Хоук тяжело дышал, сражаясь с очередной волной паники, когда Андерс принялся за последние завязки его штанов:

- Сейчас я абсолютно уверен, что никогда раньше не занимался с тобой сексом, поэтому вся эта чушь, что ты говоришь, - всего лишь гипотеза.

Маг застонал, и это был звук неприкрытого блаженства.

- Пальчики Андрасте, обожаю мужчин, которые могут использовать умные словечки в спальне, - мурлыкнул он. – И я знаю, что для тебя секс это власть, а не наслаждение, разрядка, но не свидание, - маг окончательно стянул его штаны одним движением, до того, как Хоук смог запротестовать. – Ты, Гаррет Хоук, никогда раньше не терял контроль.

Гаррет почувствовал волну паники, кода прохладный воздух омыл его разгорячённую кожу, и его руки сами по себе потянулись за одеялом, чтобы укрыться, но Андерс отдёрнул их.

- Теперь ты стесняешься? – поинтересовался он, заползая обратно, пока между ними не осталось не то, что дюйма – волоса свободного пространства. Гаррет мог чувствовать жар, исходящий от блондина, тепло его кожи, такой близкой к его собственной. Если бы он мог решиться, Хоук бы подался навстречу и притянул мага к себе, пока искра, горевшая между ними, не разгорелась бы в восхитительный беспорядочный пожар. – Это несколько излишне, не находишь? Учитывая, что твой великолепный член уже побывал у меня во рту?

От этих слов он застонал, вновь возбуждаясь, а Андерс хмыкнул, почувствовав изменение.

- Видишь? Остальной ты не сопротивляешься. Всё дело в этой твоей глупой голове, - целитель наклонился и мягко поцеловал брюнета в висок, затем над веком, между глаз, прежде чем перейти к другой половине лица. Он мягко провёл носом за ухом, в то время как медленно потёрся пахом о его. – Отпусти, Гаррет. Расслабься, освободись и потеряй контроль хотя бы раз.

- Думаю, не чувствовать контроль не такая уж и проблема для меня, - выдавил Хоук, когда Андерс начал мучительно медленно ласкать его член ладонью.

- Прекрати думать, - отозвался маг, и брюнет ясно ощущал его улыбку на своей коже. Ладонь начала двигаться в таком ритме, который заставил его зажмуриться и сжать зубы, настолько ярким и пронзительным было наслаждение. – Или, если ты настаиваешь, подумай вместо этого вот о чём: подумай, как сильно ты на меня воздействовал, как окончательно и бесповоротно уничтожил мой самоконтроль. Я ничего не должен хотеть сделать с тобой, а вместо этого каждый вечер трахал собственную руку, представляя, что это ты.

Картина была волнующей и более чем возбуждающей.

- Почему бы ты это делал?

Андерс яростно поцеловал его, сжимая его так, что голова закружилась от происходящего.

- Потому что ты просто такой идеальный, - прорычал он брюнету в губы, прежде чем сильно укусить оную. Он тёрся, подавался вперёд-назад, движения настолько резкие, что его штаны, казалось, оставят ожоги. – Чёрт, Гаррет, ты что, никогда не смотришься в зеркало? С того самого момента, как я тебя увидел, я хотел тебя обнажённым, чтобы я мог целовать и вылизывать каждый дюйм твоего изумительного тела. Хотел твой член во рту, в заднице, хотел трахнуть тебя, и чтобы ты трахнул меня. Ты был таким совершенным, и настолько старался не чувствовать того, чего хотело твоё тело, и это было самым сложным вызовом, который кто-либо бросал мне.

Гаррету казалось, что он взорвётся от той яростной волны жара и вожделения, которую Андерс пробудил своими словами. Воин обнаружил, что отвечает на поцелуи, возвращая каждое болезненное, дикое движение губ и языков с такой же отчаянной страстью. И, в то время как он глухо застонал в поцелуй, когда маг сжал его и провёл ладонью восхитительно медленно вверх-вниз, Хоук позволил себе предположить, что, возможно, это не было так уж плохо… возможно, Андерс был прав, и потерять контроль было хорошей идеей, если оно всегда так ощущалось.

Его руки были вокруг целителя, а ладони, казалось, не могли оставаться неподвижными, и Хоук хрипло простонал, когда обнаружил, что сжал в ладонях полушария андерсовой задницы, всё ещё скрытой под так раздражающими штанами. Гаррет смог выдавить рычание, которое, как он надеялся, звучало хоть немного устрашающе и показывало его неудовольствие, не делая это похожим на просьбу.

Ведь это не она. Он не будет просить о подобном. Он бы насладился происходящим, посмотрел, что будет дальше, но совершенно точно не дал Андерсу удовольствия думать, что смог сломать его так просто.

Услышав его неудовольствие, Андерс хмыкнул, секунду посасывая его верхнюю губу, прежде чем укусить:

- Этого уже недостаточно, не так ли? Тебе хочется чего-то ещё, я прав?

Хоук опять застонал.

- Гарлок тебя дери, Андерс, ты мог бы упростить это для меня.

- Я также могу это для тебя усложнить, - прошептал он, прежде чем выпрямиться и медленно расшнуровать свои штаны. Гаррет обнаружил, что не может отвести взгляд, зачарованный каждым ослабляющимся шнурком и игрой тонких пальцев мага на очевидной выпуклости. Хоук понял, что затаил дыхание, когда Андерс замер, хитро улыбаясь, и начал медленно снимать штаны.

Целитель тихо хмыкнул, стаскивая ткань ниже, его член с нетерпением высвободился, словно обладал своей жизнью:

- И не меня будут «драть», Гаррет, я и сам справлюсь.

Брюнет расширившимися глазами рассматривал наготу целителя, поражённый волной желания, окатившей его, когда он смотрел… и смотрел. Андерс ухмыляясь, не спеша выскользнул из оставшейся одежды, отшвырнул штаны в сторону и замер, давая Гаррету насладиться увиденным.

- Ты смотришь так, будто никогда раньше не видел обнажённого мужчину, - заметил маг, забираясь обратно, и уселся ему на грудь так, что сразу возникли ассоциации с хищником и жертвой. Прикосновение голой кожи к коже сводило с ума, и они оба простонали.

- Это не то зрелище, к которому я привык, - ответил Гаррет, тяжело дыша, когда Андерс потянулся назад и вновь обхватил его член ладонью, медленно сжимая, водя ею вверх-вниз до тех пор, пока Хоук не начал отвечать голодными движениями бёдер на малейшее прикосновение.

- Тебе хорошо?

- О, чёрт, да, - выдавил брюнет, простонав, когда маг сжал его по-другому.

- Это хорошо, - произнёс Андерс, его горящие глаза полуприкрыты. – Прикоснись ко мне, Гаррет.

Хоук ощутил дикую вспышку страсти, за которой тут же последовала паника. Это было больше, чем то, на что он рассчитывал дать согласие, когда планировал этот вечер.

- Нет, - хрипло ответил воин, простонав в ответ на более сильное сжатие ладони целителя.

Маг фыркнул.

- Как же ты планировал заниматься сексом с мужчиной, если ты не будешь прикасаться к его члену? – ещё одно мучительное движение ладонью и Гаррет уже извивался, вцепившись в бёдра Андерса.

- Я никогда не планировал заниматься сексом с мужчиной, - простонав, ответил Хоук.

- И всё же вот к чему мы пришли, - отозвался целитель, растягивая гласные. – Коснись моего члена, Гаррет. Ты ведь не хочешь рассердить меня, не так ли? Или хочешь, чтобы я жёстко трахнул твой зад и сделал эту ночь незабываемой во всех плохих смыслах?

Демоново Дыхание Создателя- эта идея ему совсем не должна нравиться. Он не должен хотеть ощутить Андерса на себе, в себе, но Хоук так много чувствовал одновременно того, что заставляло его думать иначе- мускусный, терпкий запах секса и тел, ошеломительный, страстный жар, который пробуждало в нём соприкосновение их кожи, пульсирующая боль в члене, потому что Андерс играл и дразнил и- о чёрт, он определённо знал, что делает- в Хоуке скопилось слишком много страсти и жажды.

Он хотел этого. Даже если только на одну ночь, он очень хотел этого.

Гаррет потянулся трясущейся рукой вверх, скользя пальцами по бёдрам целителя там, где он оседлал его грудь. Еле заметные мягкие, рыжевато-коричневые волоски на ногах мага интриговали, но не так сильно, как тёмно-золотые завитки, удобно устроившиеся у основания его члена. Когда Хоук всё продолжал колебаться, Андерс тихо зарычал и, взяв его ладонь в свою, сам сжал её на своём члене. Они оба простонали от первого прикосновения, и целитель толкнулся вперёд.

- О да, именно так.

Гаррет осторожно усилил хватку, изумлённый, насколько оказалось захватывающим прикасаться к магу. Это было так знакомо, и всё же так необычайно непривычно – бархатистая кожа, стальные мускулы и слабый пульс крови, острая реакция на всякое движение. Хоук медленно провёл ладонью вниз и вверх, с трудом глотнув воздуха, когда Андерс проделал с ним то же самое.

- Попробуй меня, - мурлыкнул целитель, предлагая свой член Гаррету так, словно это был какой-то восхитительный подарок. – Я хочу увидеть тебя с моим членом во рту.

В этот раз Хоук не запаниковал, уже давно прошедший точку невозвращения. Это не будет так плохо, уверял он себя, когда Андерс вначале мягко провёл по его губам большим пальцем, а потом и своей горячей плотью. Размеры блондина пугали, и Хоук вновь почувствовал, что сомневается, в то время как он попытался представить, как именно ему это делать. В конце концов, он никогда раньше не оказывался с этой стороны действа.

- Не стесняйся, - тихо пробормотал Андерс, немного сильнее прижимая головку члена к его губам. – Всего лишь попробуй, это всё, о чём я прошу.

Хоук уже мог ощутить его вкус, и он раскрыл губы ровно настолько, чтобы поймать языком бусину смазки.

Голова мага дёрнулась назад, а его тело прошила сильная волна дрожи.

- О, чёрт, Гаррет, не будь таким проказником!

Брюнет почувствовал себя увереннее, а вкус мага наполнил его рот и просочился в кровь. Это был вкус его любовника, Андерса, которого он возбудил до такой степени. Набравшись смелости, Хоук открыл рот и позволил ему скользнуть внутрь.

Андерс содрогнулся, немного подавшись бёдрами вперёд. Гаррет попытался не подавиться, когда во рту у него оказалось намного больше, чем он рассчитывал осторожно попробовать. Солёный, немного острый вкус был знакомым, и всё же захватывающим, как его собственный запах, когда он доводил себя до пика с помощью руки… только более необычный, сложнее и, когда он попытался расслабиться и не давиться членом целителя, Хоук обнаружил, что этот вкус впитывается в него как самый сильный яд. Оно опьяняло, дикое и беспощадное, что дало ему головокружительное ощущение доминирования, того, чего ему так не хватало последние несколько часов. Жаждая теперь продолжения, Хоук попробовал сглотнуть вокруг мага, за бёдра притягивая его ближе. Андерс издал задушенный, отчаянный звук, толкнувшись напоследок, прежде чем сжать зубы и со стоном отстраниться.

Гаррет почувствовал волну раздражения и разочарования, когда блондин выскользнул наружу, и лизнул головку в последней попытке сопротивления. Андерс отчаянно зарычал, и зажал голову Хоука руками, удерживая его на месте.

- Больше этого не будет, - с рыком в голосе произнёс он и страстно поцеловал брюнета.

Когда они отстранились, чтобы глотнуть воздуха, Гаррет воспользовался случаем выразить своё раздражение:

- Извини, что наскучил тебе, - резко сказал он, не удержавшись от растягивания гласных. Ну, возможно он это и имел в виду. Он наконец-то немного освоился, попытался плыть по течению в этом жестоком шторме страсти и отдать хоть часть того, что получал, а Андерс тут же пресёк все его начинания. Было ли это показателем его плохих навыков, как любовника, или маг просто не был заинтересован в нём так, как показывал?

Андерс скользнул ниже, протискивая бедро между его ног, контакт кожи к коже почти невыносим.

- Ты не наскучил мне, дорогой Гаррет, - прошептал он, выцеловывая линию его подбородка. Чёрт, когда поцелуи стали такими волнующими и возбуждающими? Каждый казался клеймом на коже, и гордость Хоука не вполне одобряла его желание повернуть голову и поймать губы мага своими- недостаточно, чтобы остановить его, разумеется. Андерс издал довольный звук, похожий на одобрительное мурлыканье или самодовольное хмыканье, и вибрации его смеха прошли сквозь них обоих. – Совсем наоборот – ты интересуешь меня слишком уж сильно для моего собственного спокойствия.

Это звучало многообещающе.

- О? Насколько интересую?

Рука целителя опять скользнула между ними, и маг встал обратно на колени, чтобы дать место своим шаловливым пальцам. Блондин удерживал себя над ним с помощью свободной руки, и он больше не выглядел невозмутимым. Дыхание тяжёлое, кожа покраснела от жара, а губы припухли от страстных, почти жестоких поцелуев, которыми они обменивались.

- Достаточно сильно, чтобы всё, о чём я мог думать прямо сейчас, было позволить тебе сосать, покусывать и глотать, научить тебя как ублажать мужчину до тех пор, пока ты не будешь в точности знать, как заставить меня кричать.

Гаррет не сдержал испуганного стона, когда пальцы Андерса скользнули по внутренней стороне его бедра и быстро прошлись по складке между его ягодиц.

- Я мог бы сейчас научиться, - с трудом выдавил Хоук, реагируя на малейшее прикосновение. – Нам не надо, ты знаешь, пытаться-

- Стесняться уже бессмысленно, Гаррет, - ответил целитель, кусая кожу на его шее с такой силой, что все следы скорее всего останутся и утром. Пальцы мага опять скользнули вниз, задержавшись на долю секунды над тугим колечком мышц, которое Гаррет никогда раньше не считал очень уж сексуальным, но быстро менял своё мнение. – Я собираюсь затрахать тебя до звёзд в глазах, и ты так просто от этого не отвертишься, просто робко предложив научиться, как лучше всего мне отсосать.

- Андерс, ты-

Раздался жалобный треск, звук, заставивший их обоих мгновенно застыть, но это было совсем не хорошо. Их общий вес и дикие движения в течение последних десяти минут стали последней каплей, и простой деревянный каркас кушетки под ними больше не смог этого выдержать. Ещё один громкий треск, и каркас под мужчинами рухнул, отправив их в полёт на пол в виде клубка переплетённых конечностей и мелких кусочков дерева.

Воздух покинул лёгкие Гаррета, когда Андерс неуклюже приземлился на него сверху, заехав локтём под рёбра. Откатившись на некоторое расстояние от обломков хрупкой кушетки, они растянулись на полу. И, тяжело дыша, продолжали лежать на земле, морщась от полудюжины мелких царапин и синяков. Андерс приподнял голову с хоукова плеча и посмотрел на беспорядок, что они тут устроили, прежде чем робко взглянуть на воина под собой.

- Ну, чёрт, - неадекватно произнёс целитель.

А потом они оба смеялись, трясясь от глупых приступов хихиканья, цепляясь друг за друга, когда пытались протолкнуть воздух себе в лёгкие. Всякий раз, как они почти успокаивались, стоило им посмотреть друг на друга, как оба тут же заходились смехом по новой. В какой-то момент Гаррет обнаружил, что целует блондина, задыхающиеся маленькие покусывания его губ, и оба они тяжело дышат, пытаясь прийти в себя.

Наконец, они успокоились настолько, что Хоук смог поделиться мыслью:

- Не совсем то, что я представлял, думая о романтическом вечере, - слабо сказал Гаррет, прижимая ладонь к пульсирующему болью боку.

Андерс тихо хмыкнул, невзначай перекинув ногу через талию брюнета. Это движение вжало член мага в бедро Хоука, и он всё ещё был горячим и твёрдым, и когда Гаррет ради интереса двинул бедром, целитель простонал от наслаждения и мягко толкнулся в него.

- Я бы не назвал то, чем мы занимались до этого, романтичным, - с иронией отозвался блондин. Повернув голову, он поцеловал плечо Гаррета, заставив дрожь пробежать по его телу. – Хотя, должен признать, что если бы я прекратил добиваться твоего расположения, у твоей головы была бы возможность взять происходящее под контроль, и ты бы с криком выбежал через дверь.

Просто удивительно, как быстро он привык быть с ним обнажённым.

- Поэтому ты решил обратиться к моему члену, - ответил Гаррет, не в силах удержать лезущую на лицо улыбку.

- Обращение напрямую к твоему члену действительно обладает определённой привлекательностью, - растягивая слова, отозвался целитель, лаская его несколько опавшую плоть. Поток горячей крови мгновенно решил эту небольшую проблему, и брюнет вскоре был так же возбуждён, как и раньше, а ладонь мага начала медленно двигаться вверх и вниз. Гаррет позволил глазам закрыться, просто наслаждаясь ощущениями. – Но я мог бы сделать это романтичным, если бы ты захотел.

Хоук приоткрыл один глаз и изучающе посмотрел на целителя над собой.

- Теперь я точно не верю этим словам, - иронично протянул он. – Слишком уж резко изменилось твоё поведение, учитывая то, что две минуты назад ты был таким рычащим и властным.

- Несмотря на то, что я б с превеликим удовольствием хорошенько тебя оттрахал до хриплых криков, - промурлыкал Андерс, позволяя пальцам снова пройтись вокруг входа брюнета, - я прекрасно понимаю, что это едва ли лучший способ познакомить тебя с радостями секса, - глаза мага на секунду посерьёзнели. – Гаррет, если ты действительно хочешь уйти, я не собираюсь заставлять тебя. Но я был бы чрезвычайно рад, если бы ты остался.

Это едва ли был логичный аргумент, когда его пальцы взяли на себя половину уговоров. Прикосновение целителя было лёгким, как пёрышко, вычерчивающим медленные просчитанные круги вокруг входа Хоука, когда последний извивался от сплавленных вместе страсти и нервности.

Чтобы скрыть своё смущение, Гаррет озорно поинтересовался:

- Ты дашь мне трахнуть себя?

Губы Андерса растянулись в ухмылке.

- Возможно в другой раз, - отозвался он, словно бы Хоук спрашивал, можно ли одолжить у него какую-то мелочь, книгу, к примеру. – Я уже несколько недель мечтаю лишить тебя девственности, и не собираюсь упускать возможность, когда ты раскинулся подо мной, такой восхитительно обнажённый.

- То есть теперь я сдаюсь на милость льстивого мага на грязном полу в Клоаке? – Поинтересовался Гаррет, из его горла вырвался абсолютно недостойный звук, когда Андерс медленно надавил пальцем внутрь. Брюнет чуть не подскочил с пола из-за захватнического, необычного ощущения. – Чёрт, Андерс!

Целитель смотрел в ответ ему в глаза диким, пристальным взглядом.

- Просто расслабься, Гаррет, - тихо произнёс он, надавливая немного сильнее. Это не было плохим ощущением, но оно настолько не вписывалось в привычную воину область опыта, что он не знал, что думать. Жгло немного, мускулы растягивались, не привыкшие к небольшим вторжениям, но также было… хорошо. Более чем. – Почувствуй меня там, позволь своему телу принять меня.

- Андерс, - прохрипел Хоук, чувствуя вновь наполняющие его жар, страсть и давление.

Маг мягко заставил его замолчать, прижавшись губами к его уху, и прошептал:

- Тебе нравится?

Гаррет попытался расслабиться, хотя его хриплое дыхание, судя по всему, сводило на нет все усилия.

- Ты знаешь мой ответ.

- Мм, но я хочу услышать, как ты это скажешь, - пробормотал блондин, его палец медленно продвинулся немного дальше, прежде чем выскользнуть обратно в мягкой пародии на секс. Это растягивало воина, ещё и болезненное жжение, которое не было совсем уж неприятным. Несомненно, этого было достаточно, чтобы заинтриговать его и решиться на дальнейшие исследования, но…

- Иди в задницу, Андерс, - выдавил Гаррет, стараясь не подмахивать движениям его руки.

Целитель накрыл его губы своими, жест успокаивающий и интимный, не такой бешеный, как некоторые их предыдущие поцелуи.

- Пытаюсь, - прошептал он, еле заметно улыбаясь. Его язык принялся проникать в рот брюнета синхронно с движениями пальца внутри. Гаррет застонал от двоякого ощущения, боль становилась всё менее неприятной и всё более восхитительной и желанной. – Мы уже зашли так далеко- почему так сложно признать, что тебе нравится ощущать меня внутри?

Хоук судорожно глотнул воздух, когда Андерс прикусил его нижнюю губу, мягко посасывая её.

- Почему так важно, чтобы я это сделал? Гарлок тебя дери, ты получил, считай, всё, чего хотел!

- Не всё, - маг проследил цепочку укусов от скулы вниз, успокаивая жжение языком. – Я сказал, что хочу сломать тебя, и всё же ты остаёшься невообразимо упрямым, настойчиво нежелающий быть покорным, - когда второй палец попытался проникнуть вслед за первым, из горла Хоук вырвался придушенный звук, заставивший блондина замереть. – Слишком?

Его дыхание было тяжёлым и хриплым, и брюнет чувствовал безумное желание спрятать лицо у Андерса на груди.

- Просто… иначе.

Запечатлев на его губах обезоруживающе мягкий поцелуй, маг прошептал «Жди здесь» и отстранился, высвобождая палец. Поднявшись на ноги, его член по-прежнему восхитительно возбуждённый, Андерс скрылся в направлении к задним помещениям клиники. Когда он вернулся, в руках у него обнаружилась небольшая бутылочка, а выражение его лица послало вдоль позвоночника Гаррета толпы мурашек.

- Что это?

- То, что поможет познакомить тебя с восхитительным миром секса, - легко ответил блондин, снова устраиваясь на коленях рядом с ним.

Хоук не сдержался и закатил глаза, услышав ответ.

- Я с ним более чем знаком, - проворчал он, когда маг медленно провёл пальцами по его торсу сверху вниз.

- Мм, но это немного другое. Признаешь ли ты, что хочешь подчиниться мне? – маг перекатывал бутылочку в руках и даже каким-то образом умудрился делать это так, будто это было откровенно эротическое действие. Всё, о чём Хоук мог теперь думать, было то, как хорошо эти руки ощущались на нём, в нём, и, хотя он мог признать это себе, едва ли было честно признавать это и перед Андерсом.

- Я бы сказал «только через мой труп», но, учитывая, что я лежу голый у тебя на полу, это несколько чересчур.

В глазах мага мелькнул огонёк, когда он открыл бутылочку.

- Более чем.

Брызги масла на коже заставили его содрогнуться и застонать, жидкость холодная ровно настолько, чтобы вынудить его беспокойно ёрзать. Но затем к маслу присоединилась горячая рука и Андерс начал выводить дразнящие узоры, скользя пальцами то быстро, то медленно. Когда его скользкая ладонь сомкнулась на члене брюнета, тот хрипло простонал, выгибаясь навстречу прикосновению.

- Скажи, что хочешь этого, Гаррет, - тихо произнёс Андерс. Оставив горячую плоть в покое, его рука отправилась дальше между бёдер воина. Когда его пальцы вновь завели свой танец вокруг входа, Хоук старался не застонать от удовольствия. – Скажи, что хочешь меня в себе.

Когда кончик пальца легко скользнул внутрь, брюнет больше не смог сдерживаться. Запахи, вкусы, звуки… каждое его чувство было атаковано Андерсом и сексом и он больше не смог сражаться с тем, чего отчаянно хотел:

- О, чёрт, Андерс- да. Да, я хочу тебя в себе.

- Видишь, это было не так уж и сложно, правда? – маг медленно провёл ладонью вверх по бедру Хоука, легонько проведя кончиками пальцев по стоящему члену и заставив брюнета содрогнуться. Палец толкнулся с большей силой, ритм немного более требовательный. Гаррет потянулся и зарылся ладонью в волосах целителя, сжимая в отчаянии хватку, когда блондин повернул голову и поцеловал его запястье, скользнув языком по сумасшедшему пульсу.

- Ты чёртов проказник, - выдавил Хоук, не удержав недостойного звука, когда внутрь скользнул второй палец. Растягивающие движения, ощущение от которых сплавлялось с наслаждением, заставили его извиваться.

- Я не проказник, дорогой Гаррет, - Андерс улёгся рядом и притянул его к себе, пока его спина не прижалась к горячей, покрытой испариной груди мага. Он отчётливо мог ощущать его член, твёрдый как камень, прижимающийся к его пояснице. Непонятный первобытный импульс заставил его толкнуться тазом назад, но его победа недолго была абсолютной, потому что это движение заставило пальцы целителя согнуться внутри него, и Хоук едва проглотил вскрик. – Ты никогда не наслаждался сексом до этого момента: никакого дикого, животного траха, никакой страстной несдержанности. Это не поддразнивание, когда это естественная часть первобытного танца, которую ты просто до этого игнорировал. Ты получал, что хотел и уходил – но я не дам тебе так просто уйти.

Гаррет простонал, когда почувствовал лёгкий укус в плечо – ровно настолько, чтобы почувствовать намёк на боль.

- Гарлок тебя дери, ты уже получил, что хотел- почему ты продолжаешь тратить время, читая мне лекции?

Андерс обнял его ещё сильнее, удерживая на месте, когда его колено протиснулось между ног брюнета.

- Потому что мне нравится закрывать ужасные пробелы в твоей интимной жизни, - мурлыкнул он, омывая ухо Гаррета горячим дыханием. Они оба простонали, когда покрытая маслом кожа скользнула воедино с таким восхитительным трением. – Я хочу, чтобы ты понял, что терял до этого. Хочу, чтобы ты всегда думал обо мне, трахая кого-нибудь другого.

Поскольку боль от необычного вторжения постепенно утихала, Хоук уже тяжело дышал, хныкнув, когда ладонь Андерса скользнула ниже по животу и легонько прикоснулась к его члену, продолжая эти сводящие с ума движения второй рукой.

- Что если я вместо этого дам кому-то себя трахнуть?

Смех целителя был роскошным и самодовольным, его губы отказались оторваться от шеи брюнета.

- Как будто бы ты ещё раз дал кому-нибудь такую власть над собой. Удивлён, что ты позволил мне, если честно- я ожидал намного больше сопротивления от-

- О, чёрт, Андерс, просто заткнись и трахни меня уже! – Гаррет содрогнулся от прошедшего сквозь него потока адреналина. Он замер, почувствовав, что маг вытащил пальцы, а вместо них ко входу плотно прижалось кое-что больше и намного твёрже.

Блондин легонько укусил Хоука за ухо, его дыхание было таким же тяжёлым и хриплым, как и у воина.

- Это может быть не очень приятно поначалу, - пробормотал он, потершись членом о задницу до тех пор, пока оба не начали ловить ртом воздух. – Но это ненадолго, и я сделаю тебе очень хорошо в конце, обещаю.

Отказываясь признавать пронзившую его иглу страха, Гаррет сжал зубы и постарался звучать как можно более невозмутимо:

- Я поверю этому, когда я- ннгх!

Было давление, жгучая боль, которая заставила его извиваться в инстинктивной попытке отстраниться. Андерс усилил хватку вокруг него, крепко прижимая к груди.

- Дыши глубоко, Гаррет, - целитель не двигался, водя губами вдоль его шеи, тихо бормоча – глупые слова, ободряющие, красивые. Хоук попытался совладать с противоречивыми желаниями своего тела, неприятное ощущение вторжение против возбуждения и неожиданного желания, чтобы Андерс просто подался вперёд и наполнил его, чтобы он вошёл в него до основания. Свободная ладонь мага медленно, неторопливо вычерчивала круги на его животе, время от времени дразня лёгкими прикосновениями к члену. – Ну вот, я чувствую, что ты расслабляешься. Ты в порядке? Хочешь, чтобы я остановился?

Гаррет повернул голову и умудрился поймать губы блондина своими.

- Если ты сейчас остановишься, я убью тебя. Или разберусь с тобой по-своему, - это была напускная храбрость, но ему нужно было сказать что-нибудь, что угодно. Хоук чувствовал, что дрожит, бурные эмоции разрывали его на части, в то время как они замерли на краю момента, едва касаясь друг друга.

Андерс хрипло простонал ему в губы, рассеянно целуя в ответ.

- Ты всё ещё сопротивляешься мне, - выдавил он с наслаждением. – О, Создатель, Гаррет- ты так чертовски хорош и ты всё ещё сопротивляешься мне на каждом дюйме пути. Ты заставляешь меня чувствовать себя хищным завоевателем.

Он толкнулся внутрь ещё немного, обхватив член Хоука ладонью и играя с ним, чтобы уменьшить боль. Лёгкие дразнящие сжатия и танцующие пальцы, которые, казалось, всегда знали, как лучше касаться, дразнить и играть. Этого было достаточно, чтобы отвлечь брюнета от боли проникновения, и когда Андерс мягко толкнулся вперёд-назад, Гаррет содрогнулся от вспышек наслаждения, которые это движение начало посылать сквозь него.

- О, чёрт, Гаррет, - Видно было, что маг контролирует себя хуже, чем раньше. Его дыхание с хрипами вырывалось наружу, в то время как его губы продолжали ласкать шею, скулу, плечо воина. Было что-то дикое в том, как он двигался, первобытное, пока только намекающее на власть. – Пожалуйста, скажи, что тебе хорошо, потому что для меня это потрясающе.

Происходящее нельзя было назвать ужасным, как бы он ни старался, но это определённо не было потрясающим.

- Мне… нормально, - честно ответил Гаррет. В конце концов, он был оглушён физическими аспектами – ощущения того, что его окружили, наполнили, управляют им, были необычайно новы и возбуждающи, даже если он не мог этого признать.

- Всего лишь нормально? – Андерс прикусил его за ухо, немного потянув зажатую между зубами плоть. – Нам надо это исправить.

Целитель отпустил член брюнета и потянулся между ними, скользнув ладонью вниз по ноге Гаррета и крепко ухватив её выше колена. С некоторым нажимом показав, куда двигаться, маг перекинул ногу любовника через своё поднятое колено, прижимая их ближе друг к другу и изменяя угол проникновения. Удерживая Хоука за бедро на месте, Андерс вновь начал двигаться. В этот раз происходящее послало яркую вспышку в низу живота, и Гаррет подавился воздухом.

- Лучше? – ласково поинтересовался маг.

Брюнет обернулся, чтобы поцеловать его.

- Неплохо, - неохотно уступил Хоук, покусывая губу целителя и ловя ртом воздух. С каждым малейшим изменением положения их тел вспышки в том месте, где они сплавились с Андерсом, становились всё жарче.

- Неплохо всегда может стать лучше, - впервые маг толкнулся с большей силой, позабыв мягкие движения- и Гаррет выгнулся дугой, когда блондин прикоснулся к чему-то необычайному внутри него.

- Андерс, - отчаянно прохрипел воин и одновременно с этим маг хмыкнул:

- Нашёл нужную точку, да? – Хоук повернулся немного, втягивая любовника в страстный поцелуй, вскрикивая ему в рот, когда тот толкнулся внутрь с таким же успехом.

Андерс начал устанавливать ритм, боль растяжения быстро исчезала перед лицом того, что он вытворял с ним. Каждый толчок попадал по этому месту глубоко внутри него, заставляя Гаррета извиваться и хрипло кричать. Трение их тел стремительно становилось пьянящим, и он чувствовал всё то, чего, по мнению мага, никогда раньше не ощущал – дикость, распущенность, бесконтрольность. Всё, чего ему сейчас хотелось – это кричать, всхлипывать и умолять, его гордость испарилась бесстыдным образом, когда он погрузился в этот момент. Это был трах, но больше, чем просто трах – он был дикий, животный, первобытный, и когда Андерс хрипло сказал ему доставить себе удовольствие, Хоук с радостью обхватил себя ладонью и начал резко ею двигать в такт толчкам любовника.

Андерс был невероятен, никакие другие слова не могли его описать. Его кожа была скользкой от пота, и он блестел в свете свечи, словно полированный золотой бог.

- Тебе это нравится, да, Гаррет?

Сиськи Андрасте, он был так близко.

- О, Создатель, да.

Маг целовал его, его рот блуждал где только мог, словно бы на коже Гаррета был какой-то пьянящий напиток, так необходимый целителю.

- Скажи, что тебе это нравится. Скажи мне, что тебе нравится ощущать меня в себе. Произнеси слова!

Он ощущал, как оно рвётся наружу.

- Андерс! – выкрикнул Хоук, его движения стали беспорядочными, жар и наслаждение мчались из глубин вверх. В тот самый момент, как он излился себе в руку, Андерс зарычал ему в горло и, прошипев его имя мучительной просьбой, толкнулся в последний раз, прежде чем сильно содрогнуться, достигая своего пика.

И это ещё не конец, фанфик до сих пор переводят с английского) ну, надеюсь, что переводят)

@темы: DA2, Интересное